Деловые люди Инструкции для жизни Вкус и цвет Под Микроскопом

Максилин."Закрытое" открытие

Максилин."Закрытое" открытие

80 процентов взрослого населения Казахстана страдает от желудочно - кишечных заболеваний, дети "загибаются" от дисбактериозов, глотая новомодные и абсолютно бесполезные лекарства, груднички мучаются от диатезов.

Между тем в Казахстане есть препарат, который еще в 1996 году должен был выпускаться массово и лечить людей от всех этих напастей. Но на дворе 2003 год. Между тем отечественная разработка уникального лекарства лежит в холодильнике у автора изобретения. Варварство? Диверсия? Или что-то еще?

Что-то еще

Гурам Михайлович Пичхадзе, заведующий кафедрой фармакологии Казахского Национального медицинского университета им. С. Асфендиярова, один из разработчиков максилина - так называется чудо-средство.

Он говорит, что к 1996 году препарат был занесен в государственный реестр препаратов, рекомендованных для лечения населения. Но, до промышленного изготовления лекарства дело так и не дошло. Почему?

В том памятном году из Америки приехали представители одной частной медицинской фирмы. Узнав про максилин, его свойства и результаты, предлагали 100 тысяч долларов в обмен на патент, технологию и право изготовления лекарства. Если бы наши медики согласились продать его, Казахстан остался бы без препарата, раз и навсегда потеряв право его производства. А покупать микстуры собственного изготовления "от живота" у иностранцев, по бешеной цене, согласитесь, как-то глупо. Но разработчики препарата тогда меньше всего думали об этом. У них открывались большие перспективы в собственном отечестве, и государство этого не скрывало.

Их изобретение - в частности этот самый максилин - участвовал в государственном конкурсе биотехнологий и победил! Правительство оценило изобретение достаточно высоко. По крайней мере, обещало выделить разработчикам 80 тысяч долларов. Этих средств должно было хватить на организацию массового производства максилина. Поэтому, победители конкурса, воодушевленные экономической помощью государства, отказали иностранцам: препарат продавать не стали. Но и свой сделать, увы, так и не смогли.

Планировалось, что деньги - 80 тысяч долларов - ученые должны были вернуть государству через пять лет (начиная с третьего года надо было вернуть половину суммы с процентами). Был составлен бизнес-план.

Однако, когда дело дошло до получения гранта (а в то время никто такого слова не знал, деньги назывались государственной поддержкой), из Министерства науки РК и Министерства финансов РК пришла депеша, в которой предписывалось вернуть деньги в течение 12 месяцев полностью, всю сумму до копеечки! Это было нереально. Обескураженные ученые заявили об этом на самом высоком уровне, однако слабый протест фармацевтов остался без внимания. Максилин остался чудом, панацеей, открытием - чем угодно, только не лекарством, доступным для лечения населения. Ученые вынуждены были отказаться от денег, так как не было никаких гарантий, что они смогут за столь короткое время вернуть их государству.

Лабораторный вариант

А потом случилось еще одно "нечто". Испытания препарата шли на базе лаборатории медицинского университета. Но мощность лаборатории была невелика: в месяц можно было приготовить 50-100 бутылочек. Препарат не продавался, он - изучался. Когда государственные деньги не дошли до лаборатории, один из ведущих специалистов - Тамара Алексеевна Харитонова, микробиолог, уехала в Германию. Примерно в это же время были повсеместно аннулированы государственные предприятия, а лаборатория фигурировала как государственное научное предприятие. Официально, по закону, оно должно было закрыться и пройти перерегистрацию, но уже в качестве ТОО. То есть ученые, которые разрабатывали препараты на благо страны, должны были арендовать у университета помещение - эту самую лабораторию и платить за нее деньги, а государству - налоги. Абсурд да и только. Никто из ученых на это, конечно же, не пошел. В результате, лабораторию, приспособленную и упакованную для исследования штаммов, отдали под микробиологическую лабораторию по проблемам туберкулеза. Максилин стало негде не то что делать, но даже изучать! А штаммы, как утверждают ученые, постоянно мутируют. За ними нужен глаз да глаз, и не простой глаз, а ученый, опытный.

Возвращение на круги своя

И все-таки разработчики препарата не теряют надежды на то, что максилин увидит свет и именно в Казахстане. Во-первых, народ толпами идет к медикам и требует исцеления, а они этого сделать не могут. Во-вторых, сами медики, чиновники - тоже люди. И их не минует горькая участь дисбактериозников. От души помыкавшись по аптекам и лечебницам, все неминуемо возвращаются к максилину. А его нет. Вернее, он есть, но пузырьки с лекарством лежат в холодильнике, а не на прилавке аптек и ждут своей участи. Какой конкретно?

Господин Пичхадзе говорит, что два года назад препарат был зарегистрирован как массовый, рекомендован государством, а потом его вычеркнули из реестра. Сказали, что срок регистрации лекарства закончился, его надо перерегистрировать. "Сейчас я всю документацию готовлю в фармокопийную комиссию республики РК Министерства здравоохранения. Максилин снова будет зарегистрирован как препарат. Кроме того, раньше лекарство было жидкое, и срок его годности был всего один месяц. Чиновники настаивали, чтобы был увеличен срок годности до года. Пришлось потратить еще два года на испытания, сделать лекарство в сухом виде и экспериментировать с ним, но не год, а два (на всякий случай). В настоящее время лекарство готово для презентации в высшие инстанции. Я собрал всю документацию. Думаю, теперь никаких препятствий не будет".

Только все равно остается не понятным, кто же будет делать этот препарат? Патент на него у автора имеется, испытания и медпоказания - научно доказаны. Предположим, что чиновник от здравоохранения внесут его в государственный реестр, то есть оно будет на законном основании рекомендовано для производства. Но кто его будет производить? На какие средства?

Оказывается, чтобы максилин все-таки начал выпускаться, его разработчики должны найти спонсоров под это благое дело. Но где найти честного спонсора, который не обведет вокруг пальца ученых, по уши зарытых в свои исследования, и ничегошеньки не смыслящих в бизнесе?!

Кстати, эти ученые знают прецедент, когда благотворительная организация из Торонто привезла в Казахстан огромные деньги на оказание помощи как раз таким полезным и масштабным начинаниям. Однако наши чиновники предложили иностранцам отдать им две трети средств (просто так), только тогда одна треть денег могла достаться ученым. Обалдевшие иностранцы не могли взять в толк, где в этом предложении логика и здравый смысл? Их там и не было. В общем благотворители уехали, не оставив ни копейки: отдавать деньги чиновникам они не захотели, а помочь изобретателям по - другому, не могли. Поэтому найти сегодня спонсоров не так-то просто…

Что в нем такого, неземного?

Почему препарат уникальный? Почему широко рекламируемые средства от дисбактериоза не помогают? Оказывается, для изготовления максилина нужны всего 24 часа времени и молоко-"обрат" (сыворотка, которую иногда просто выливают как ненужную). Конечно, еще нужны живые штаммы бактерий. И штаммы эти необычны. В отличие от других штаммов, которые тоже борются с дисбактериозом, они являются устойчивыми к антибиотикам, тогда как другие микробы при лечении человека антибиотиками, погибают. Этот штамм создает свою нишу в кишечнике, прикрепляется там и выгоняет патогенные микробы. То есть его действие не ограничено курсом лечения, он поселяется в микрофлоре и оздоравливает ее столько, сколько нужно человеку.

В общем, нам нужен максилин. Тот, у кого дети страдают от кожных заболеваний, и врачи усиленно муссируют историю о том, что надо победить дисбактериоз, тогда и кожа якобы очиститься, понимают, насколько важен этот препарат. При этом желательно, чтобы он был у больных "уже вчера", а не в необозримом будущем.

Гурам Михайлович надеется, что здравый смысл все же победит. Понимает он и то, что быстро такие дела в науке и в производстве не делаются. Примером может служить другое его фармизобретение (вернее - группы авторов, которых возглавляет академик Пралиев) казкаин, который тоже шел долгим путем к населению. У Казахстана не было денег на испытании этого соединения, финансировать исследования взялась Россия. Препарат лечит аритмию сердца и используется как обезболивающее средство. Причем, самое сильное американское лекарство действует 10-12 часов, а казкаин обезболивает в течение 14-15!

Соединение испытывали в шести клиниках Москвы. Когда россияне получили результаты, они запросили у Казахстана 100 процентов владения этим препаратом. Но тут, наконец - то, Казахстан понял, о чем идет речь. Сегодня официально подписано соглашение между Казахстаном и Россией о том, что Российская сторона, затратившая немалые средства на первую ступень испытаний, будет иметь 40 процентов прибыли с реализации препарата, а Казахстан оставляет за собой 60 процентов. Но впереди еще вторая ступень заключительных клинических испытаний. Новокузнецк уже поставил в Казахстан ампулы с препаратом, вот-вот начнется заключительная фаза испытаний. Кроме того, обсуждается вопрос о производстве препарата на Шымкентском фармзаводе.

Повторит ли максилин судьбу казкаина? В принципе, не самая плохая судьба для препарата, рожденного в отечественной фармации. Но…вторая ступень испытаний должна была начаться еще два года назад, а она не началась до сих пор. Еще столько же времени длилось испытание в России.

А дети, обезображенные кожными проблемами, живут сегодня. И никто пока не может им помочь…